ПЕСНИ

АЛЛА  ЗИМИНА

ДОМОВОЙ

На Кадашевской набережной,
На берегу Канавы прежней,
От серого «Ударника»
И гастронома наискось,
Напротив сквера с Репиным
И куполов, позолоченных благолепия,
Стоит наш дом, назначенный на снос.
И в доме этом, копытцами стуча,
Зимой и летом блуждает по ночам,
Одной судьбою связанный
Со старою Москвой –
Такой-сякой немазанный –
Домовой.
Домовой, домовой –
Он не прописан в книге домовой,
Но так же, как и при Иване Грозном,
Не пойман и властями не опознан –
Покрытый пылью вековой,
Замоскворецкий,
С душою детской,
Наш Кадашевский домовой!

С его смешными странностями
И маленькими радостями –
Кому, скажите, нужен он,
Доисторический чудак?
Шуршит он под диванами,
И, если вечером жильца увидит пьяного,
То на всю ночь забьется на чердак.
И там припомнит он, глядя в темноту,
Любимых комнат он любит теплоту,
Старинную буфетную,
Швейцара с булавой.
И будет до рассвета он
Сам не свой.
Домовой, домовой –
Он не прописан в книге домовой,
Но так же, как и при Иване Грозном,
Не пойман и властями не опознан –
Покрытый пылью вековой,
Замоскворецкий,
С душою детской,
Наш Кадашевский домовой!

Был полон добродушия он,
И вроде мишки плюшевого,
Любил играть за печкою
Лет шестьдесят тому назад,
Теперь боится дворников,
Напоминающих ищеек без намордников,
И потускнел его веселый взгляд.
Но к нам стремится,
Как в прежние года,
И половицей
Чуть скрипнет иногда,
Вздохнет у телевизора
И сядет в угол свой –
Качая укоризненно
Головой.
Домовой, домовой –
Он не прописан в книге домовой,
Но так же, как и при Иване Грозном,
Не пойман и властями не опознан –
Покрытый пылью вековой,
Замоскворецкий,
С душою детской,
Наш Кадашевский домовой!

Ему все чаще думается,
Что вот не знает улицы он,
А рядом дом писателей, -
Так хорошо попасть бы к ним.
Но решено заранее,
Что нет спасения, что ждут его развалины,
Пришел конец последним домовым!
Словам зловещим
Давай дадим отпор:
Все наши вещи
Мы вынесем во двор,
Разложим как по полочкам
В машине грузовой,
И там же влезет в щелочку
Домовой.
Домовой, домовой –
Он не прописан в книге домовой,
Но так же, как и при Иване Грозном,
Не пойман и властями не опознан –
Покрытый пылью вековой,
Замоскворецкий,
С душою детской,
Наш Кадашевский старый домовой!