ПЕСНИ

АЛЛА  ЗИМИНА

ЗАСТОЛЬНАЯ  (ИСТОРИЧЕСКАЯ)


Играл оркестр веселый марш, играл веселый марш,
Когда перелетел воздушный шар через Ламанш.
Народ стоял на крышах омнибусов и кафе
И видел, как платком махали братья Монгольфье.
Ах, это шар-титан
Смутил покой Вселенной,
И плакал Ватикан,
И танцевала Вена.
А дамы из-за братьев
Устроили чепе,
И ждали их в объятьях
На мягких канапе.
На суше и на море,
На подушках и в коридоре,
На травке
и на лавке,
на прилавке
и на софе…

Припев: Так выпьем же, так выпьем же за братьев Монгольфье,
За первых авиаторов, отважных Монгольфье.
А кто не пьет, а кто не пьет, тому мы скажем: фэ!
А кто не пьет, тем скажем: фэ!

Опять играла музыка, опять бежал народ,
Мальчишки и торговки лихо вырвались вперед,
Министры, содержанки, гувернантки и рантье,
Швыряли вверх цилиндры, кружева и канотье.
А Блерио сидел,
Как маршал на параде,
А Блерио летел,
На дамочек не глядя.
А дамочки турнюры
Роскошные трясли,
А в Риме все тонзуры
От страха проросли.
И папа (Пий какой-то,
Но не пятый, и не четвертый)
С добрым малым, кардиналом
Пожелал им аутодафе...

Двадцатый век, двадцатый век, ах, как же ты хорош!
Ты спутники за спутником по космосу ведешь.
И наших космонавтов приветствует Иран,
Берлин, Калуга, Жмеринка, Нью-Йорк и Ватикан.
Все встало на места,
Но нет былой программы,
И музыка не та,
И женщины не дамы.
Не знаю, кто причиной,
Москва или Париж,
Но только от мужчин их
Нескоро отличишь.
Кто в шортах, кто в брюках зимних,
А кто в курортных невыразимых,
В фуражках, и в тельняшках,
А кто в подтяжках
И в галифе...   Припев
 

Москва