Г. Ефремов
Стихи

 

ХХ

 

Не жалей,
что застрял в этом веке, как в смрадной пробке.

Ничего.

Сколько их уже было обречено:
а остались лунные валуны,
млечные голыши,
океанские раковины – их створки
словно огромные скобки,
из которых не выберутся ничьи голоса.

Их надгробия собраны под Шяуляй
на Крестовой горке.
Их янтарная линза хранит, их засаливает слеза,
и над ними – деревце белены,
и по дымной дороге бредет звезда,
и звери идут,
и черные дроги едут.

А тут…
А этот –
вход в него с двух концов застолбили противотанковые ежи,
и сожженные кости шуршат: лежи.

И внутри лучевая нейтронная пустота:
ушел – и на нем поставили два креста.