Г. Ефремов
Стихи

 

БАЛТИЙСКИЙ ПУТЬ

 

Во время очередного путча
я от проверки хотел уйти
и ехал проселком, а сизая туча
сопровождала меня в пути.

Поздно: у самого переезда
на фоне больших полевых работ
стоит распахнутый "Форд–фиеста",
и два пассажира ничком в капот.

Прапорщик приступил к осмотру
и, видимо, закусил удила,
и парню уже надавали в морду,
а девушка только слезы лила.

Путана, ундина или гитана, –
ее вовсю  колотила дрожь,
а пряжка на ремне капитана
так сияла, как ломаный грош.

Я  лег на капот с незнакомкой рядом,
губы скосил в улыбке: "Не дрейфь!" –
и, получив по спине прикладом,
остался невозмутим, как Фрейд.

Мы парились в кровяном тумане,
вдруг пролетел вороненый "Додж",
а туча устала висеть над нами
и пролила полновесный дождь.

Вояки уехали в БТРе,
под радиоскрежет: "Срочно в район!"
А мы добрели до какой–то двери
и целую ночь провели втроем.

Она гитана или ундина,
а я не видел подобных ласк,
и туча, огромна и нелюдима,
молчала и не отводила глаз.

И дальше ни камешка, ни заноса:
туча, душа, нагота, вранье,
необыкновение – как заноза.
Просто. А мертвенно без нее.

Такого ни в матери, ни в отце нет,
а я сберегу ее среди смут,
даже если меня оценят
или если поймут.