Г. Ефремов
Res publica

Глобализация или нравственность

Так уж устроено, что злоба дня застит нам свет. Тем более ценны те, кто способен за нынешними чахлыми деревцами различить будущий лес – или бесплодную пустошь. В чёрных вестниках нет недостатка. Но, к счастью, есть и другие пророки. Хочется представить читателям беседу с  московским интеллигентом, математиком по образованию,  индивидуальным предпринимателем по нынешнему роду занятий – и мыслителем по призванию: Борисом Новиковым. Пусть его надежды и выводы кому-то покажутся утопическими. Для меня важно, что это – независимый, никем и ничем не «замыленный» взгляд. 

Георгий Ефремов

*

Некий маркитант наполеоновской армии, герой стихотворения Давида Самойлова, однажды «понял, что нельзя бездарней – жить, не познавая мира». Там речь была скорее о накоплении впечатлений. А хочется поговорить об анализе, о выводах. Я знаю твой нетривиальный взгляд на мироустройство. Не мог бы ты по возможности кратко рассказать об особенностях своего понимания общества, о своём «дорожном плане»?

Начну с того, что меня не волнуют вопросы новизны, а интересует истинность и полезность. Я вижу такие вехи «дорожного плана»: нравственная природа человека  –  смысл жизни – универсальная рамочная этика – цивилизованное межкультурное взаимодействие  – толерантность и гармоничная глобализация 21-го века.

А можно чуть проще и подробнее?

 

С точки зрения поведения, фундамент личности составляют инстинкты. Их все можно рассматривать как проявления двух основных метаинстинктов: самосохранения и сохранения рода (вида). В культуре этим основным инстинктам соответствуют понятия эгоизма и альтруизма, Сатаны и Бога.

Человек живет кратко, а человечество относительно долго. В системе человечества отдельный человек – это её элемент. Соответственно, смысл жизни отдельного человека – поддержание и развитие жизни человечества. Для каждого человека хорошо то, что способствует сохранению и развитию его жизни и жизни всего человечества. А плохо, соответственно, то, что этому мешает.

 

Это естественно и бесспорно.

 

Бесспорно, но не бесконфликтно, ибо тут ситуация выбора: увы, на человека воздействуют два критерия, а не один. Часто они однонаправлены, но иногда вступают в противоречие. И тогда, в идеале, «перевешивают» интересы человечества: «не укради» и т.п. Многочисленные примеры героизма и самопожертвования отдельных людей доказывают, что это не пустые слова. То есть высшей нравственной ценностью для каждого достойного человека является продолжение в веках жизни человечества и его процветание как биологического вида. Сегодня власть человека над природой достигла таких размеров, что сделала вполне реальной угрозу самоуничтожения всего человечества. Поэтому крайне важно обнаружить пути развития, уводящие от этой опасности. Необходимы некоторые базовые положения, с которыми готовы согласиться все. Тогда, опираясь на них, можно обсуждать самые серьёзные расхождения во взглядах, ценностях и образе жизни, не скатываясь к идеям физического уничтожения людей и групп, носителей других взглядов.

 

Каковы, по-твоему, эти базовые положения?

 

В близком мне абстрактном гуманизме высшей ценностью является человеческая личность. И это замечательно. Но при столкновении отдельных интересов он оказывается не в состоянии дать ориентиры и практически применимые рекомендации для выбора нравственного поведения. Предлагаю (не я первый) идеологию, где высшей ценностью является человечество, а личность – важная ценность, но подчинённая высшей, поскольку для процветания человечества необходимо развитие человеческих личностей.

Развитие этих идей может привести к переходу от абстрактного гуманизма к идеологии «эволюционного» гуманизма, применимой в современных условиях, как синтезу идей гуманизма и эволюции культуры.

 

Поясни, пожалуйста.

 

Развитие всей культуры человечества продуктивно рассматривать по аналогии с развитием жизни на Земле. Отдельные виды культуры при этом подобны биологическим видам, традиции – наследственности, новые идеи – мутациям, борьба идей – естественному отбору. А человечество как носитель культуры соответствует планете Земля как носителю жизни.

Человеку как носителю определённого вида культуры (субкультуры) свойственно стремиться к его распространению. Одновременно он должен признавать факт существования других видов культуры и их право на конкурентную борьбу за влияние. Но выше этой борьбы необходимо ставить соблюдение неких правил, обеспечивающих надёжность жизни человечества. Подобная модель действует в спорте: жёсткая конкуренция участников соревнований, но в рамках чётких правил (по-моему, именно это определяет его популярность у зрителей). Стремление жить в мире, устроенном по понятным правилам, – это чувство справедливости. Оно создает основу для общественной жизни.

Такую конкуренцию по правилам я считаю смыслом толерантности. На её основе можно и нужно строить процессы гармоничной глобализации в XXI веке. Тогда каждый человек и каждая субкультура обретут всю полноту возможностей для получения и распространения информации (путешествия, Интернет, СМИ), но приветствуется и поддерживается многообразие и самобытность личностей и субкультур.

Гармоничная глобализация успешно сочетается с индивидуализацией и ростом свободы выбора. И мы к этому уже идём. Вместо одной-двух доступных местных телевизионных программ можно выбирать любую программу из сотен, предлагаемых разными странами и компаниями; почти любую книгу можно найти и прочитать через Интернет; можно завести личный сайт или блог в Интернете, и твои мысли станут потенциально доступными во всём мире; можно выбирать религию (или атеизм) не по традициям места рождения, а по личному желанию или потребности, можно относительно свободно перемещаться по миру, приобретать любые товары, жить и работать в разных странах.

 

Есть общие, «всемирные» законы и ценности. А есть – национальные, обусловленные собственным историческим опытом. Какой Тебе видится Россия и пройденный ею путь? Насколько её «умом не понять» и чем возможно измерить её достоинства и ошибки?

 

Я думаю, что всемирные законы есть только в математике и физике. А всемирные ценности на все времена, вообще, – не существуют. Есть только индивидуальные и групповые ценности, то есть те индивидуальные ценности, которые признают все члены группы в данный момент времени.

Слово «национальные» мне представляется вообще не определённым. Например, «литовские ценности»: это относится ко всем гражданам государства по имени Литва, либо к этническим литовцам?  В обоих случаях не удастся найти ничего, кроме языка, что было бы присуще всем членам этих групп, но не присуще людям вне их.

Россия видится мне как исторически важная часть человечества. Её путь в ХХ веке – путь Блудного Сына европейской цивилизации, который под конец века вернулся к дряхлеющему отцу, обретя горький опыт странствий и лишений, но полным сил и умудрённым. Кровью оплатив заблуждения, Россия вернулась на столбовую дорогу. Опыт преодоления невзгод и ошибок даёт ей достоинство и силу.

Бездарное употребление откровений, подобных «Умом Россию не понять…», сделало эту «прописную истину» примером звучной глупости. Меня она давно «достала», настолько, что тянет на несвойственную мне ненормативную лексику. Так что я отвечу цитатой из Губермана:

«Давно пора, … мать,

умом Россию понимать!».

У России не больше и не меньше  специфики, чем у Литвы,  Китая, США, Германии или Израиля. Понять страну, как и себя,  можно только через сравнение с подобными объектами.

 

Как бы ни были значимы эпохи и эры, хочется осознать (или хотя бы попытаться это сделать), последний исторический период, скажем, с конца 80-х годов прошлого века. Или это не один период?

 

Допускаю, что развитие мира, начиная с 1985 г., можно считать одним периодом. А при детализации в нём можно выделить и свои этапы. 

Основное содержание этого периода – завершение грандиозного глобального коммунистического эксперимента и кончина двухполярного мира. Сначала это сопровождалось либеральной эйфорией, но постепенно она прошла. Сегодня мне представляется очень уместным вспомнить подзабытую теорию конвергенции классического капитализма и реального социализма, связанную с именами академика Сахарова в СССР и Джона К.Гэлбрейта в США в 80-е годы ХХ века. Её смысл в соединении достоинств этих систем. В результате должна получиться социальная рыночная экономика.  Что мы фактически и наблюдаем повсюду, но в различных модификациях.

Тут чрезвычайно важны: степень вмешательства государства, а в перспективе – и надгосударственных структур, в экономику, с одной стороны, и степень свободы рыночной стихии, с другой стороны. Вместе они образуют классическую пару противоположностей, или Инь и Ян (по-китайски). Мера их сочетания может сильно различаться по странам и периодам. Устойчивому развитию человечества будет способствовать максимальное разнообразие в этом отношении, а наибольший вред способно принести навязывание единой для всех модели.

Мировой финансовый кризис делает подобные идеи особенно актуальными.

 

Каковы главные соблазны и опасности, подстерегающие нас (землян, россиян, современников)?

Главная опасность для землян – угроза уничтожения (смерти) человечества. Человечество уже может управлять природными энергиями планетарного масштаба. А социальная жизнь пока мало изучена и остается, в основном, стихийной. Этот разрыв очень опасен.

Смерть обычно наступает в результате болезней. И для борьбы с ними важна своевременная диагностика. «Предупрежден, значит вооружен». Многие угрозы человечеству уже достаточно осознаны, и к ним привлечено общественное влияние.

Но одна угроза пока не стала общепризнанной,  хотя мне она представляется вполне реальной.  Эта угроза создания искусственного разума и бунта машин.  Пока она разрабатывалась, в основном, фантастами («Терминатор» и т.п.).  Многократно показанная на экранах, она превратилась в страшную сказку. И это препятствует осознанию её как реальной угрозы сегодняшнего дня. Но не так давно я лично разговаривал с одним зарубежным специалистом, который занимается созданием боевых роботов. И он называл главной трудностью требование заказчика помещать в него человека для управления, что сильно снижает боевую эффективность изделия. Я боюсь, что эту трудность им удастся преодолеть, и такой боевой робот будет автономным. Тогда бунт машин станет вполне реальной угрозой.

Мне представляется крайне важным для человечества осознать эту опасность. Тогда можно будет использовать для борьбы с ней положительный опыт контроля биологических экспериментов – от временного моратория до создания общих правил безопасности разработок любых роботов, например, в духе законов роботехники Айзека Айзимова.

Но пока об этой угрозе всерьёз не говорят. И лоббисты мирового ВПК вместо неё подсовывают нам надуманную угрозу генетически модифицированных продуктов питания. 

 

Можно ли с достоверностью судить о каком-то нашем особом пути, или вообще об особых путях? Чего у всех нас больше – родства или розни?

 

У каждой страны, как и у каждого человека, свой путь. Но все они идут по земле и в одном направлении: развития цивилизации. В главном все мы похожи, как родственники. Но в деталях могут быть существенные различия. Кто-то вырвался вперед, а другой отстал и догоняет. Но отстающий, увидев впереди на главной дороге затор, может двинуться в объезд и через некоторое время оказаться среди лидеров.

Родство и рознь – те же Инь и Ян. Больше всего ругаются между собой именно соседи и родственники. И это естественно. Родство – это основа для взаимодействия и взаимопонимания. А рознь тоже полезна как основа конфликтов, которые обеспечивают энергию развития.

 

Как охарактеризовать Россию в её недавние годы (скажем, с начала века)?

 

К началу нынешнего века Россия вернулась на магистральный путь развития современной цивилизации. Он характеризуется социальной рыночной экономикой и демократическим политическим строем. Конечно, состояние и того и другого в России далеко от идеала, впрочем, как и везде. Но Россия долго шла «другим», социалистическим, путём. А до этого были многовековые испытания самодержавием. Высокий уровень военной мощи сочетался с бедностью народа.

Как сказал поэт: «Начнём с подражанья».  Россия для построения новой, постсоветской системы государственности и экономики могла использовать богатейший опыт других стран. И это было сделано достаточно успешно.  Россия, как многие в ХХ веке (Германия, Япония, Южная  Корея), пошла по пути догоняющего развития. При этом она опиралась на свои конкурентные преимущества, обусловленные наличием значительных сырьевых ресурсов и довольно образованного населения, и отказалась от чрезмерной милитаризации общества и экономики.  В совокупности это обеспечило быстрый экономический рост в 2000-2008 гг. – примерно в 2 раза быстрее среднемировых темпов. 

Россия пока остаётся относительно небогатой, но и не бедной страной: примерно в середине общего списка всех стран по уровню ВВП на душу населения.  Но по темпам роста она находится среди мировых лидеров. На мой взгляд, аналогичная картина наблюдается и в политической и в социальной сфере.

Обобщённая оценка России: уровень развития неудовлетворительный, а тенденции – хорошие.

 

Нынешнее состояние мира, экономический спад, пересмотр базовых (казалось бы) социальных ценностей, насколько неизбежны?

 

Сегодняшний экономический спад – это, я надеюсь, краткосрочное явление (год-два). Если, усилиями паникёров или провокаторов в СМИ, он не вызовет массовой «разрухи в головах», то на пересмотр базовых социальных ценностей он вряд ли серьёзно повлияет. Могут – и должны – измениться лишь господствующие представления о «правильных» социально-экономических и политических механизмах реализации этих ценностей.

 

Что можно сказать о качестве «мировой элиты»? Человеческий фактор вообще, в какой мере воздействует на современный нам исторический процесс?

 

Я думаю, что единой мировой элиты просто не существует. Вернее, элит существует огромное множество – у каждой социальной или профессиональной группы есть своя элита, а часто и не одна: у банкиров и музыкантов, альпинистов и шофёров, католиков и буддистов, политиков и рэперов… Поэтому нет смысла говорить о качестве «мировой элиты».

Человеческий фактор – это не деятельность мифической «элиты», а жизнь и деятельность всех людей. Следовательно, он не «воздействует на исторический процесс», а создаёт и составляет его.

Разумно можно говорить о роли личности в истории. Но на эту вечную тему уже столько говорено, что и не стоит повторяться.

 

Человек, нация, мировое сообщество – в какой мере способны слушать и воспринимать критику и предостережения?

 

Если они живые, значит – в той мере, какая им необходима!

Воспринимать что-либо может только человек. А нация и мировое сообщество – это не субъекты, а лишь удобные понятия для моделирования.

Человек-созерцатель и человек-деятель относятся к критике и предостережениям принципиально различно. Это могут быть разные люди или один человек в разные моменты времени. Для созерцателя главный вопрос: «Как это все устроено, независимо от моей воли?». А для деятеля – «Как это изменить по моей воле?». Созерцатель легко воспринимает критику с позиции, что и такая точка зрения возможна, и вообще, человеку свойственно ошибаться. А деятель отнесётся иначе: «Отстань со своей болтовней! Мне дело делать надо».

Любая деятельность предполагает веру в то, что она нужна и результаты оправдают усилия: «Игра стоит свеч!». Интересы деятеля сосредоточены на вопросе «как?». А вопрос «зачем?» предполагается решённым (хотя бы ответом «затем!», то есть «хочется!»).

Созерцатель может остановиться на позиции «а на фига?». При этом он может лучше деятеля видеть опасности и нежелательные побочные эффекты данной деятельности. Для созерцателя, но не для деятеля, критика и предостережения могут быть конечным продуктом.

С позиции созерцателя можно помочь деятелю советами и предостеречь его от опасностей. Пренебрегая ими, деятель может «наломать дров». Но если деятели будут слишком прислушиваться к критике и предостережениям, то всякая деятельность может вообще прекратиться. Давно и всем известно, что «не ошибается только тот, кто ничего не делает».  А отвечает обычно тот, кто делает, а не тот, кто советует. Советы, критика и предостережения могут и помогать, и мешать успешной деятельности. И воспринимать их нужно в меру.

В идеале каждый совет должен быть оплачен: либо тем, кто его просил, либо тем, кто дал его без спроса. Тогда взаимодействие созерцателей и деятелей будет гармоничным.

 

Какой Тебе видится роль науки и культуры (искусства) сегодня и завтра?

 

Науки и искусства позволяют человеку приобрести и использовать знания, которые далеко выходят за рамки его индивидуального жизненного опыта. И это существенно расширяет возможности человека.

Мир человека с каждым новым веком и годом становится все менее природным и все более культурным. Основным предметом труда для современного человека становится информация, а не земля или материал, как в прежние века. Между человеком и землёй или материалом встают машины. Труд человека становится, в основном, процессом обработки информации и обмена ею с другими людьми  или с машинами. Автоматизация производства углубляет этот процесс. Досуг человека также становится всё более информационным, то есть связанным с науками и искусствами.

Материальная, социальная и культурная жизнь отдельного человека и человечества постоянно развивается и усложняется в ускоряющемся темпе. Это во многом результат  развития наук и искусств.

Сегодня развитие естественных наук (о природе) значительно опережает развитие гуманитарных наук (о человеке и обществе). Силы природы уже в значительной степени подчиняются человеку. Власть человека над ними постоянно растёт и, наверное, будет расти. Но познание науками психики человека и процессов развития общества пока не даёт столь существенных результатов. Психические и общественные процессы остаются почти не познанными наукой и стихийными. Такой разрыв опасен для существования человечества и может привести к самоуничтожению.

Отставание гуманитарных наук компенсируется развитием искусств. Развивая эмоциональную, этическую и интуитивную стороны культуры человека и человечества искусства заполняют этот разрыв и помогают человеку и обществу лучше соответствовать новым реалиям материальной культуры и общественной жизни.  Значение этой роли искусств – трудно переоценить. 

Поэтому, я думаю, что и сегодня, и завтра для человечества будут важны и науки, и искусства. И они будут уважаться и развиваться, пока живёт человечество.

 

Я знаю Тебя как сочинителя замечательных афоризмов. Хочется побаловать читателей примерами лаконичной мудрости.

 

Пожалуйста, но я знаю, что афоризмы в больших дозах не воспринимаются. Они хороши только по одному, когда сказаны к месту.

 

1.      Все хорошо в меру, даже умеренность.

2.      Пессимизм – это беспроигрышно: всегда приятно ошибиться. Оптимизм – это риск … и шампанское.

3.      «Выхода нет!» – бывает, но всегда есть выбор!

4.      Суть Государства – монополия на насилие.

5.      Работа – не волк, но деньги – заяц.

6.      Главное в жизни – это отношение к ней. Ты можешь любить или ненавидеть жизнь, но всегда рассчитывай на взаимность.