Г. Ефремов
Переводы

В начале - муравей




Сигитас Гяда
1943

ИЗ ПОЭМЫ «СТРАЗДАС»

ДОПРОС

Как настала сырая
весна после зимней студи,
а из ветхих сараев
шли телята и люди,

как зелёные травы
с горки бросились книзу, –
Страздас в Вильнюс отправился:
может, выпустят книгу.

Пел про зверя и птицу,
про грехи человечьи, –
можно ль песне сродниться
с божественной речью?

Всё цвело в этом гимне,
говорило и пело:
валуны у тропинки,
и деревья, и небо,

женщины над овином
летали, кружа.
Словно дух, как душа –
всё живое невинно.

Синева. Белый ангел
на небесной траве –
там спасён и прославлен –
искуплён человек:

как большое дитя,
тихо трогает звёзды...
...О, как близко Литва –
взял её и увёз бы!

Тут ксендзы-чужаки,
на помине легки,
подошли, обступили –
толкая, браня –
книгу, коня
взяли у простофили.
А его допросили:

– Фамилия? Имя?
Ты с нами? С ними?
Где обувка
твоя, плебей?
А эта буква –
А или Б?

Спал с женщиной?
Путался с бесом?
Пой торжественно
«Kyrie eleison»*.

Ака, попался!
Порядками недоволен!..

_    _    _    _    _    _    _    _    _    _

С дороги, панство!
Я птица – вольная...

Страздас от них
летит – и плещутся ветки.
Нет, не выпустят книгу,
как птицу из клетки.


*Господи, помилуй! (греч.)