Г. Ефремов
Переводы

В начале - муравей




Юстинас Марцинкявичюс
1930

ТУСКЛОЕ   УТРО

Ночью стеснена душа живая.
Снова из беспамятства зову
и молюсь, чего–то ожидая,
солнцу – золотому божеству.

Всех, кого душа моя впитала,
оживи – не то во тьму уйдут!
Из какого отольёшь металла
несколько часов или минут?

Может быть, я выйду из боренья,
как огонь, могучим и благим,
и сдержу нахлынувшее время –
ведь оно смертельней всех лавин.

Кажется, как будто воздух тает.
Листья, капли, дни летят с высот.
Медленно, мучительно светает –
Господи, а вдруг не рассветёт?