Г. Ефремов
Переводы

В начале - муравей




Йонас Юшкайтис
1933

ВОСПОМИНАНИЯ

В сердечной давней канонаде –
Девичий страх и щёкот вербный:
Им смерть отращивала пряди,
Чтоб мягче было ночью первой...

Напасти, – как бы одолеть их?
И думалось тогда: быть может,
Жизнь – величайшая из этих
Напастей – смертью занеможет?

Не покаяние, не жалость.
Глазами гастролёра вижу:
Приклеил кровью – удержалось
Былое время за афишу.

В воображении реальность
Течёт просторнее и чище,
И жалко тех, что отрекались,
И тех, что голодны и нищи.

Немилое из дальней дали
Милее – как уродец в гриме.
Нет, кинокадры нам не лгали,
Но кривда пользовалась ими.

Заплаканный, ненужный массам,
Старею, коротая время:
Оно болит и пахнет мясом,
Но держит, холодя и грея.

Так хлёстко доброе и злое.
Укрыться от секущих веток
Не выгорит... Прощай!... Былое
Как ленту крутят напоследок.

Из этой смерти, как ни крутим,
Родиться страх извечный, то есть:
Всего страшней на свете людям –
У них желанья, воля, совесть.