Г. Ефремов
Переводы

В начале - муравей




Альфонсас Малдонис
1929

ЦЕЛЬНОСТЬ

Не выживет никто из нас.
И, значит, временна ущербность.
Минует безмятежный час –
Его ребяческая щедрость.

Простор – неуловимый дым.
Всё новое – сверкнёт и канет.
Но всем, до времени живым,
Оно горит. Горит и манит.

Трава падёт – взойдёт трава.
Умолкнет соловей едва –
Услышишь иволгу с кукушкой,
Увидишь: ястреб над опушкой
Парит, недвижен и велик,
И страшен ястребиный крик.

Всё рядом – немота и пенье,
Зачатье, жертва и забвенье,
Неповторяемый узор...
Трава горит всё горячее –
Желание и отреченье
Терзают сердце до сих пор.
И труд, рождённый до меня, –
Священное творенье хлеба,
И мысли – как столбы огня:
Опора для пустого неба.
И вечный поиск нити той,
Что нас роднит верней неволи,
И знанье: кровью пролитой
Не погасить всемирной боли...

О птица серая, в тоске
Ты крýжишь и о чём-то просишь,
И в чёрном матовом зрачке
Тень и мою несёшь, уносишь.
Ты часть всего – огня и тьмы,
Спокойной мудрости и страсти,
Которую не в силах мы,
Как сердце, поделить на части...

Трава падёт – взойдёт трава.
Умолкнет соловей едва –
Услышишь иволгу с кукушкой,
Увидишь: ястреб над опушкой
Парит, недвижен и велик,
И страшен ястребиный крик.